Вы автор?
Опубликуйте у нас свои произведения, Здесь и Сейчас.
 Всего страниц: 7
<<  1  2  3  4  5  6  7 >>


Все книги автора

Сарапулов Владимир :: Играл Чебыка на трубе

Запомнить текущую страницу (стр. 3)
концерту, приуроченному к 23 февраля. С другой организованно отражались
вероломные попытки многочисленных национальных группировок из числа
военнослужащих окрестных частей навязать клубной «коммуне» свою волю. В случае
выявления шпионажа или предательства, попыток поджога клубной казармы, виновные
карались самыми допотопными, но передовыми в условиях СЕВЕРА методами: не
убивались, но унижались.
Чебыку не раз будили в ночи: «Пойдём карать!» Но Валера отказывался. Скоро на него стали смотреть косо, так что Чебыка ощутил однажды после выпитого назойливо шевелящееся в голове омерзение к себе вместе со жгущим его нутро омерзением к мешающим жить «коммуне». Чувство очень основательное и сложное, как мир…
Голова пытаемого была накрыта полотенцем, глаза надёжно завязаны, а уши, большие и красные, шевелились. Он стоял в позе животного, потом припал от усталости на передние лапы и захрюкал. Воины поочерёдно подходили к лазутчику и не без видимого презрения производили акт возмездия. Чебыку вытошнило, но он, не желая отлынивать, превозмог себя и, как истинный патриот, мял в штанах инструмент мести. Когда Валера распалился, лазутчик потерял сознание и был оставлен для отдыха, гигиенической обработки и принятия пищи – в соответствии с законами ЧЕЛОВЕЧНОСТИ…
Валеру подтолкнули к другой двери клубной котельной. На широченной постели принимала воинов клубная библиотекарша, жена замкомроты Алексеева. Чебыка был много наслышан о её порядочности и чистоплотности: в сравнении с другими местными проститутками она считалась ИДЕЙНОЙ и работала только в «коммуне».
Алексеева лежала на широченной постели и равнодушно курила в потолок. Ей приносили выпить и закусить, ела и пила она без отрыва от «производства».
Скоро Чебыка стал чувствовать себя таким же, как все: полноправным членом «коммунистического» общества, впервые написал тёплое письмо единственной своей родственнице – бабушке, члену ВКП(б) с 1900 года. А впоследствии казнил всех без разбора лазутчиков до тех пор, пока клубная казарма не сгорела дотла. Всякую весну она сгорала…
Весна для солдата – КАЙФ…
«Старики, день прошёл!» – вопили молодые.
«Да и хер на него», – отвечали старослужащие хором.
Зима – сплошная ночь, а лето – день сплошной…

«Живём мы, как сыр в масле катаемся. Паёк усиленный хаваем – северный. А сияние северное тут – вроде нашего грибного дождичка – не редкость. А вокруг казарм белые медведи гуляют семьями, хотел было хлопнуть одного да шкуру домой отправить, но с почтой у нас плохо. Мясо жуём волокнистое – оленину. Бывает, приедет какая комиссия в папахах из центра, так мы походим перед их глазами строем, чтоб отвязались, походим и опять спать. Спим мы всё больше да стариков гоняем, но не очень: они ведь тоже люди…»
Писали бодрящие письма молодые домой, а Батя – командир части – зачитывал их на разводах. Всякое утром зачитывались на утренних разводах сводки об отданных под трибунал воинах-преступниках, каких было сотни…
Выдернув из мешковато одетой массы новобранцев очкарика, диктовал для своего дембельского альбома старшина: «Пиши красиво, падло!.. А служить мне довелось на СЕВЕРЕ…» Старшина был с глубокими залысинами, с усами, в ладно подогнанной, простиранной молодыми повседневке, гляделся и глядел браво. Вот только уши его подводили: они были большие и красны, и казалось, что шевелятся, от чего усы его метёлкой и вся остальная в нём внешняя стать воинская представлялись ложными…
Подгоняемые пинками старослужащий хрипели молодые, соскрёбывали осколками стекла клочья грязи с пола казармы.
Как ночь рассеялась, в казармах стало людно. Захрустели под каблуками Сапогов жирные, снежно белые бельевые вши. Повытаскивали люди военные из тёплых нор свои обрюзгщие тела и головы. Матрасы теперь появились почти на всех кроватях, а вот постельных принадлежностей не было. Как говорил на разводе Батя: «Про…ли всё, стервецы!» А каптёрщик, человек из горной местности, готовил к отправке в родной аул три бочки половой краски. Он человек хороший, молодых не обижает, хоть и
 Всего страниц: 7
<<  1  2  3  4  5  6  7 >>


Поделись этой страницой:


a-block
Разделы:



Рекомендуем:
  1. Элитная упаковка

e-mail:
info@myviv.ru




2003-2018 (с) aPHPa
Внимание! Проект myVIV.Ru является публичной библиотекой, с некоммерческим уклоном, и создан для образовательных целей. Все произведения принадлежат их авторам и не подлежат копированию, распространению и коммерческому использованию.